Сложно ли усыновить ребенка

Трудности усыновления в России: честный взгляд изнутри

Сложно ли усыновить ребенка

Источник: Летидор 

Принято считать, что усыновить или принять под опеку ребенка-сироту в нашей стране сложно из-за множества законных ограничений и формальных требований к семье. Так ли это?

Отвечает на вопрос и подробно рассказывает о положении дел в России Диана Машкова — писатель, журналист, руководитель направления «Просвещение» фонда «Арифметика добра», мама 4 детей, трое из которых приемные.

Нет, это не так. Граждане любого возраста старше 18 лет, состоящие в браке или нет, имеющие в собственности жилье или просто снимающие квартиру, воспитывающие кровных детей или никогда не имевшие их, по закону могут усыновить ребенка.

Учитывается только размер дохода семьи (нужно не менее одного прожиточного минимума на человека), состояние здоровья родителей (сегодня уже и онкология не помеха, остается вывести из перечня ограничений ВИЧ и гепатит), качество жилья (чтобы не аварийное состояние, наличие отопления, водоснабжения и места, куда поставить кровать и стол для занятий ребенка).

По сути, законные требования минимальны, а вот по факту препятствий достаточно, чтобы многие люди отказывались от идеи принятия сироты. И в последние годы искусственных преград становится только больше.

В новогодние праздники в одном из регионов России разворачивалась такая история: 17-летнюю девочку Яну забрали в приют из приемной семьи, в которой она жила до этого 2,5 месяца (на основании закона о временной передаче ребенка). Приемные родители хотели оформить постоянную опеку.

Яна мечтала остаться в семье, которую сама для себя выбрала — познакомилась с приемной мамой в детском доме по собственной инициативе.

Впервые в жизни ребенок жил спокойно и счастливо, в атмосфере принятия и любви. Но опека города посчитала, что подростка нужно вернуть в систему. Против воли самой девочки, против желания ее приемных родителей, несмотря на их попытки решить вопрос официальным путем.

Наперекор всякой логике — шанс обрести семью у 17-летней сироты стремится к нулю: в стране 80% сирот — это подростки, но при этом подавляющее число кандидатов готовы принять только здорового малыша.

Хотя бы по этой причине государственные службы должны способствовать тому, чтобы подростки находили семьи, а не теряли их. Но вопреки здравому смыслу — на содержание ребенка в детском доме государство тратит во много раз больше средств (от 60 тысяч до 120 тысяч рублей ежемесячно), чем уходит на воспитание в семье, даже учитывая пособия и выплаты на ребенка — чиновники поступили жестоко.

Ни участь Яны, которая в 18 лет должна была остаться одна, чтобы повторить судьбу 90% своих товарищей по несчастью, не справляющихся с жизнью после детдома, ни деньги налогоплательщиков — нас с вами — чиновников не интересовали.

Яна написала открытое письмо президенту и уполномоченному по правам ребенка, конкретная история получила широкую огласку и поддержку многих людей.

Поэтому Яна сейчас в семье. Но есть множество похожих историй, о которых сами дети не рискнули рассказать, и поэтому они закончились плачевно.

Одна из самых очевидных трудностей усыновителей и приемных родителей в современной России — это взаимодействие с органами опеки и попечительства, а также другими властными структурами. Люди, которые обязаны защищать интересы детей, к сожалению, не всегда понимают, как именно это делать.

Понятие «в интересах ребенка» трактуется по-разному и часто не имеет никакого отношения к реальным потребностям сироты.

Сотрудники опеки не проходят специального обучения: ни один колледж, ни один вуз в нашей стране не готовит специалистов сферы защиты детства.

Должности в ООП занимают инженеры, врачи, юристы, люди какой угодно специальности, кроме несуществующей профильной. Семейная и детская психология, понятия о психологических травмах и депривации, последствия влияния детдома и отсутствия значимого взрослого на развитие ребенка — специалисты не имеют даже этих базовых знаний.

https://www.youtube.com/watch?v=SHmtbj80520

Как следствие, они вынуждены руководствоваться личным житейским опытом, который, как правило, не имеет ничего общего с помощью сиротам.

Когда мы с мужем много лет назад впервые пришли на консультацию к специалистам опеки, нам предложили не ломать себе жизнь, не усыновлять, а пойти и родить себе еще одного ребенка. Казалось бы, увидев перед собой стабильную благополучную семью, «защитники детства» должны были подумать о сиротах, которым эта самая семья могла бы помочь. Но нет.

Сложно понять, почему меры подготовки были разработаны в стране только для приемных семей.

К счастью, с 2012 года Школа приемных родителей стала обязательной. А для людей, которые влияют на ситуацию и принимают решения о судьбах детей, нет.

Хотя именно с них необходимо было начать — с сотрудников опек, воспитателей детских домов, служб сопровождения, судей, принимающих решения по семейным делам.

Сегодня уже очевидно, что необходима реформа органов опеки и попечительства — профессиональная подготовка специалистов, соответствующий стандарт работы, подчинение одному органу власти (сейчас даже этого нет!) и ресурсы для того, чтобы выполнять не только карательную, но и вспомогательную функцию. А пока все это отсутствует, ситуации, когда перед семьями и детьми возникают искусственные и незаконные препятствия, будут повторяться.

Пока некоторые специалисты считают, что и в детском доме, без семьи, ребенку хорошо и ничего страшного с его личностью в отсутствии заботы и любви не произойдет, мы продолжим терять детей.

«Я хочу взять подростка, — рассказывает опытная приемная мама, — и лучшие психологи России, всесторонне обследовав семью, одобряют мое желание в полной мере. Но опека… дает отказ».

«Наша семья могла бы принять еще детей, — делится наболевшим другая приемная мама, Мария Аникина. — Муж «за». Вроде все карты у нас в руках.

Но все годы нашего приемного родительства — это бесконечная война с ООП, бесконечное шоу за стеклом, в котором зрители наблюдают не за адаптацией семьи и подростка, не за тем, как подросток говорит долгожданное осознанное «мама», как он учится любить, ценить, как он расцветает и открывается (подросток тут вообще на заднем плане), а за бесконечным абсурдным боем родителей и чиновников. Каждый шаг с военными действиями, за каждый вздох — борьба. И хоть я считаю, да и на самом деле это так, что именно эту битву мы выиграли, бравирую нашей победой, но сил моих нет. Пройти через это еще раз — увы, нет, мой ресурс исчерпан. Ресурс не как родителя, не как мамы, а именно как бойца с беззаконием, как бы пафосно это ни звучало».

«Приемные родители должны быть уверены, что в случае возникновения сложных ситуаций им помогут, а не обвинят, — пишет будущая приемная мама Наталья Устинова, — что опека будет преодолевать все проблемы вместе, помогая найти лучших психологов, лучших педагогов для детей и для них самих».

Исследования ученых, опыт цивилизованных стран, которые давно отказались от системы детских домов в пользу семьей, доказывает, что институциональное воспитание разрушает ребенка, негативно сказывается на его здоровье, развитии, не говоря уже о социализации в обществе.

Широко известно, что 40% выпускников детдомов оказываются в тюрьмах, еще 40% после выхода из системы страдают алкогольной или наркотической зависимостью.

Но Россия по-прежнему держится за пережиток, разрушающий личности детей, — детские дома. И на уровне системы защиты детства вставляет палки в колеса людям, которые хотят помочь сиротам, забрать их в свои семьи и таким образом внести вклад в будущее благополучие России.

Ради чего? Ответа нет.

Проблемы в отношениях приемных семей с чиновниками, которые руководствуются собственными стереотипами, а не научными знаниями, тесно связаны с более глобальным вопросом — российским менталитетом.

Десятилетиями детские дома были спрятаны от глаз благополучных граждан, о них не писали и не говорили — детей-сирот в нашей стране словно не существовало, как и людей с инвалидностью, тяжелыми заболеваниями, ментальными нарушениями.

https://www.youtube.com/watch?v=Dq6YajEHRoc

Привычным было закрыться от подобных «ужасов» и жить в ложных установках: «у всех сирот плохая генетика», «все сироты неизлечимо больны», «им невозможно помочь» и «они не смогут жить в обществе». Эти стигмы настолько глубоко засели в головах, что обернулись жестокостью.

Многие взрослые уверовали в «испорченность» сирот и научили своих детей презирать «детдомовских», «инкубаторских», дразнить их в школе и запретили им дружить с «такими детьми».

В результате поколение за поколением сформировалась едкая, не принимающая среда. И сегодня в этой атмосфере приемным родителям, которым и без того непросто решиться на усыновление или опеку, сложно подготовить свою семью и забрать из детского дома ребенка, а потом заниматься его реабилитацией, социализацией, образованием, приходится отбиваться от нападок «добропорядочных» граждан.

«Зачем вы понабрали столько чужих детей?»; «Кто в здравом уме заберет чужого ребенка домой?»; «Кому нужны сироты с дурной генетикой, да еще и подростки?»

Однажды я целых два часа беседовала с главным редактором регионального журнала — давала интервью, объясняла наше желание помочь, рассказывала о разрушительном влиянии институционального воспитания, говорила об успехах детей в семье и гордости за то, что удается постепенно менять к лучшему их жизни и нашу собственную. А в финале снова услышала вопрос, с которого все началось:

«Нет, а все-таки зачем вы их забрали?!»

В головах россиян живет убеждение — «нормальным адекватным людям больные брошенные дети, а уж тем более подростки, не нужны».

Чужие дети опасны, от них не дождешься благодарности, с ними тяжело, и тогда кто в здравом уме и твердой памяти решится привести в собственную семью сироту?

«Не стоит забывать об опасениях нормальных вменяемых людей, — рассуждает в социальных сетях типичный гражданин нашей страны, не приемный родитель. — Не надо думать, что ребенок — подросток, уже столкнувшийся с чередой предательств, лелеет в душе мечту отблагодарить за усыновление.

Поговорите хотя бы с собачниками: ни один ответственный владелец не станет брать взрослого пса — только щенка. Потому что никогда нельзя быть уверенным в психике чужой взрослой собаки, ее генетике и задавленных инстинктах. И добрым словом не всегда можно обойтись. И это — животные.

А дети на порядки сложнее и… опаснее».

Авторы подобных сообщений, что называется, смотрят со своей колокольни. Они не могут принять того простого факта, что само сравнение с собаками оскорбительно. Им невдомек, что от ребенка-сироты ни один адекватный взрослый не будет ждать благодарности, зато он будет помнить о вере в человека, о любви и поддержке.

Те, кто принимает сирот, это, как правило, адекватные люди, готовые ко многим трудностям с детьми. Усыновление — это не спонтанное решение.

Мы с мужем, например, готовились к принятию детей целых 7 лет и в итоге помимо удочерения малышки забрали еще и двух подростков (13 и 16 лет), о чем ни разу не пожалели. Дети выросли с нами, стали взрослыми ответственными людьми.

Точно ту же картину я наблюдаю во многих приемных семьям. Да, у сирот психологические травмы и сложные истории жизни, в результате которых они не доверяют взрослым, часто презирают их. Но разве это не заслуженно? Разве не взрослые поступили с ними жестоко, вычеркнув из своей «нормальной» жизни?

Меняется отношение к ребенку — меняется сам ребенок. Именно это важно понять не только приемным родителям, но и окружающим людям: соседям, учителям, воспитателям, врачам, просто знакомым. В противном случае слишком много драгоценных сил приемных семей (а они нужны для заботы о детях) будет уходить на то, чтобы «лечить» взрослых людей от страхов, стереотипов и вездесущей некомпетентности.

В настоящее время в нашей стране все так, к сожалению, и есть.

Пожалуйста, не верьте слепо тому, что говорят о сиротах и приемных семьях далекие от темы люди.

Не верьте, что кто-то в детском доме может быть счастлив только потому, что у него есть крыша над головой, еда, одежда и подарки от сочувствующих. Для ребенка гораздо важнее любовь, забота и семья.

И даже если у вас лично нет возможности забрать ребенка в свою семью, детям всегда можно помочь, меняя к ним собственное отношение и отношение общества.

Познакомьтесь сами и рекомендуйте другим работы Людмилы Петрановской, Джона Болуби, Брюса Перри. Прочтите книги «Чужие дети», «Меня зовут Гоша», «Я – Сания» — они написаны на документальной основе, на наших российских реалиях.

Посмотрите документальный фильм Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом». Уделите полтора часа работе Алексея Пивоварова «Русские сироты» в проекте «Редакция». Все эти и многие другие материалы рассказывают правду о сиротстве.

Понимание, отсутствие агрессивной среды, уважение — вот лучшая поддержка для самих сирот и для всех родителей, которые, несмотря на трудности, забирают детей из детских домов в свои семьи.

Пусть наконец усыновление и принятие в нашей стране — как и во всем цивилизованном мире — станет неотъемлемой частью культуры общества.

Источник: https://www.a-dobra.ru/article/trudnosti-usynovleniya-v-rossii-chestnyj-vzglyad-iznutri/

Всегда ли стоит усыновлять ребенка, даже если очень хочется

Сложно ли усыновить ребенка

Вы хотите усыновить или взять под опеку ребенка, но у вас есть сомнения, правильное ли это решение. И даже когда у вас нет сомнений, все равно необходимо, чтобы кто-то профессионально оценил ваши возможности, мотивацию стать приемным родителем.

И в ряде случаев, честно сказал вам, что с принятием детей в семью надо повременить. Координатор выпускников столичной Школы приемных родителей №1 Олеся Старостина, пройдя обучение, не стала усыновлять ребенка, но и не осталась в стороне от усыновительского сообщества.

Она рассказала фонду «Измени одну жизнь» в каких случаях следует отложить это важное решение.

«В Школу приемных родителей, бывает, приходят люди больные идеей усыновления. После нее одни из них выздоравливают, а у других это превращается в хроническое заболевание», — говорит Олеся. Себя она относит к числу «выздоровевших».

«Есть люди, которые прошли обучение, разобрались в своих тараканах и поняли, что им это не нужно. Например, так было со мной.

Важным препятствием в моем случае было также и то, что ни муж, ни ребенок не хотели этого», — так объясняет она причины того, что не стала усыновлять ребенка.

Когда не стоит усыновлять или брать под опеку

По словам Старостиной, проблема неприятия родственниками приемного ребенка очень важна.

«На уроках в ШПР говорят, что если кто-то из близких родственников,  а особенно ваши кровные дети, против усыновления, то не надо этого делать или, по крайней мере, не торопиться.

Рекомендуется прийти на занятия с бабушками, старшими детьми, нянями, чтобы те имели возможность изучить этот вопрос. Потом семья еще раз принимает решение о том, чтобы взять ребенка».

Она подчеркивает, что очень необходимо сопровождение молодой приемной семьи: важно, чтобы люди не оставались в одиночестве с проблемами. «Безусловно сложен период адаптации уже подросших деток, а особенно сложен, на мой взгляд,  переходный возраст приемных детей.

Я наблюдаю за своей 16-летней дочерью, вижу какие поступки она сейчас совершает, и понимаю, что если бы это был приемный ребенок, то я многое не смогла бы принять, потому что считала бы, что это дурная наследственность, объективно же — это проявление подросткового переходного возраста».

Старостина признает: «С одной стороны, усыновить ребенка – это очень просто: специалисты обучат, расскажут порядок, родственники и знакомые всегда дадут совет.

 С другой стороны, это сложно — стать родными людьми.

Психологи говорят, что у приемного родителя есть свой определенный «крючок», который будет цеплять в трудный момент воспитания ребенка, и это надо понимать.

На занятиях в ШПР преподаватель-психолог старается выявить, проговорить многие моменты. Например, тот же стереотип о проявлении дурной наследственности на генном уровне. Если человек этого боится, то это рано или поздно родитель столкнется с таким проявлением.

Ребенок совершает дурной поступок или ведет себя иначе, чем предполагает родитель, а у приемного родителя сразу мысли: «Точно, я же знаю: он такой, потому что у него биомама-наркоманка или алкоголичка».

В такой момент нужно обязательно проконсультироваться у специалиста по усыновлению, и понять, что дело не в генах, а в воспитании», — советует Старостина.

Приемный ребенок — не решение ваших проблем

«Особенно грустно видеть людей с неверной мотивацией, которые только что пришли на занятия.

Например, родители хотят заменить приемным ребенком  погибшего ребенка или родственника, реализовать себя как опытный учитель, преподаватель или даже, такое бывает, воспитать своему кровному ребенку друга или подругу. Психологи объясняют, что в такой ситуации им нельзя брать ребенка, так как он не оправдает их надежд.

Бывает также, что когда в семье нелады, люди начинают думать:  появится ребенок, и все склеится. Ничего подобного не происходит:

Приемный ребенок не в состоянии решить ваши имеющиеся семейные проблемы, более того, он может принести с собой новые.

Надо понимать, что ваши неустойчивые отношения в паре могут этого не выдержать, что часто и происходит, причем не выдерживает, как правило, мужчина. Бывает, что людям просто казалось, что  у них все хорошо и для полной гармонии не хватает ребенка. А на самом деле для полной гармонии не хватало просто взаимопонимания», — говорит Олеся.

«У меня есть знакомые, которые спрашивают: «А можно взять ребенка и, если что-то пойдет не так, то вернуть?»  Я им сразу говорю, что тогда лучше не брать или советую пройти курс в ШПР, чтобы они смогли разобраться в себе».

«Бывает, что  у некоторых родителей  в процессе обучения начинают появляться другие приоритеты: мы поедем отдохнуть, потом ремонт сделать, и все – они уходят», — заключает вопрос о неверной мотивации Старостина. И это нормально.

Но она рада, что перед ее глазами прошло больше примеров положительных, чем отрицательных. Олеся рассказывает: «Сейчас очень много одиноких женщин. Когда у них появляются приемные дети, они расцветают и молодеют. А дети мимикрируют, меняют внешность и становятся похожими на родителей».

Но даже если после прохождения ШПР, не получается стать усыновителем или опекуном,  опытные преподаватели говорят, что те, кто хоть раз приобщился к усыновительскому сообществу, рано или поздно к этому придут и знания, полученные в школе очень пригодятся в любом случае.

«Если люди чувствуют, что не могут взять ребенка, но что-то в этой сфере сделать хочется, я просто приглашаю их общаться, приходить на встречи в Школу приемных родителей, стать волонтером благотворительного фонда.  Здесь очень сильная созидающая энергетика, и сложно расстаться с этим сообществом.

Я с удовольствием принимаю участие в игровом занятии — судебное заседание. Потом родители рассказывают, что судебный процесс в Школе был намного серьезнее того, что им пришлось пережить в жизни. Также я прихожу на открытие занятий и на выпуск окончивших Школу людей.

Перед моими глазами проходит много судеб, я вижу, как меняется выпуск от выпуска…» — рассказывает Старостина.

По мнению Старостиной, очень важно, прежде всего, получить максимум информации о том, что ожидает усыновителя, еще раз прислушаться к себе и, если ты внутренне готов, то идти вперед.

Источник: https://changeonelife.ru/2013/04/26/vsegda-li-stoit-usyinovlyat-rebenka-dazhe-kogda-ochen-hochetsya/

Как усыновить ребенка? Личный опыт – Новости воспитания

Сложно ли усыновить ребенка

Общество » Семья » Воспитание

Сложно ли усыновить ребенка и как это правильно делать? О своем личном опыте главному редактору “Правды.Ру” Инне Новиковой рассказала врач-невролог, доцент кафедры неврологии Пироговского университета Наталья Суворинова.

Читайте начало интервью:

Насколько оправданы страхи приемных родителей

— Наталья Юрьевна, многие люди боятся усыновить ребенка из-за того, что он будет нездоров физически или психологически и они не сумеют справиться. Но ведь и со своими бывают всякие ситуации непредсказуемые. Как вы считаете?

— Конечно. Чем меньше ребенок, тем ты и меньше знаешь о нем. Младенцев хорошо брать, потому он твой уже навсегда, то есть ты его воспитываешь с пеленок, ты все его болезни знаешь наперечет, все его особенности. Чем ребенок старше, тем больше проявляется его характер. Здесь меньше риска именно каких-то неожиданностей.

https://www.youtube.com/watch?v=2ROBwwBva7I

На самом деле у нас не заинтересованы ни органы опеки, ни детские дома как-то обманывать усыновителей, потому что отказ от ребенка — это большая проблема для всех. Если усыновитель вдруг отказывается, это очень неприятная ситуация для всех абсолютно: для тех, кто давал разрешение, кто этого ребенка устраивал…

Поэтому информация о детях достаточно правдивая. Когда пишут заявление, то указывают группу здоровья. Я знаю людей, которые сознательно идут на то, что берут детей с инвалидностью или какими-то ограничениями по здоровью. Они этого не боятся.

Конечно, большинство хочет здорового ребенка, и ты просто указываешь группу здоровья. И я, например, не была готова на ребенка с проблемами здоровья. Здоровые дети тоже есть. Самое сложное, конечно, все равно поиск ребенка. Я могу рассказать, как я это делала.

— Почему вы вообще решили это сделать? У вас же есть своя дочь.

— Наверное, это такая потребность, которая уже давно была, но она как бы была не реализована именно потому, что так не принято, как-то странно это делать. Хотя у меня была такая мечта с 16 лет, когда пошла поработать летом в дом ребенка. Когда я увидела этих детей, то уже тогда решила, что я должна хотя бы одного, но взять, чтобы хотя бы одному помочь.

Такой у меня был порыв в юности. Но, опять же, это было как-то странно и было не понятно, как к этому приступать. Потом шло время, я жила своей жизнью, работала, выходила замуж, рожала ребенка. И однажды моя кровная дочь услышала, что есть дети-сироты и сказала мне: “Мам, ну давай возьмем”. Я подумала, почему бы не взять действительно? Я же хотела. И вот она вдруг попросила.

— А муж что сказал?

— Муж был удивлен, очень сильно удивлен. И вначале сказал “нет”, потом еще раз “нет”. Ну а потом все-таки согласился… Здесь опять помогла школа приемных родителей. Я говорю: “Давай мы хотя бы послушаем, что нам там расскажут, как это происходит, что при этом происходит…” Я пошла туда сначала сама, потом он подтянулся.

И было удивительно, потому что с нами сидели люди, у которых тоже есть свои дети. Я думала, там будут сплошь бесплодные пары, бездетные, с проблемами. Нет, там была только половина пар без детей, а у другой половины уже были свои дети кровные. Они тоже пришли туда по велению сердца, по какому-то убеждению внутреннему. И там была достаточно интересная обстановка.

Мы обсуждали разные проблемы. Муж постепенно втянулся. И он стал все ближе и ближе подходить к этой теме. Когда мы уже искали ребенка, то мы искали его вдвоем. Хотя официально опекун — я одна. Получилось так, что я оформляла ребенка только на себя. В общем-то, на самом деле оказалось, что это все не так страшно, как сначала кажется.

— В чем заключаются сложности поиска, выбора ребенка?

— Во-первых, надо определить, какого ребенка ты хочешь. У меня были ограничения. Поскольку у меня уже была дочь, жилищные условия не позволяли выделить отдельную комнату. Поэтому пол ребенка был сразу понятен — девочка. Поскольку к взрослой девочке совсем не хочется подселять мальчика. Ведь я должна думать о кровной дочери, а не только о приемном ребенке.

Дальше — возраст ребенка. Но это тоже все было очень просто: моложе, чем моя кровная дочь, причем моложе не меньше, чем на два-три года или побольше. Иначе есть риск получить очень много проблем в семье. Поэтому я писала в заявлении — от года до 12 лет. Но вообще искала я девочку пяти-семи лет. Это был такой оптимальный возраст.

— А дочери тогда сколько было?

— Ей было, лет четырнадцать-пятнадцать. Да, когда начала искать, четырнадцать. А когда я забрала приемную дочку, ей уже исполнилось пятнадцать. То есть у меня все было очень просто: возраст понятен, пол понятен.

А вот количество детей — тут у меня возникли вопросы, потому что сначала я написала одного, но потом, когда я начала смотреть анкеты, общаться с базами данных, я поняла, что и одного сложно найти, но возможно, что проще несколько.

Решила, что максимум двух мы, наверное, тоже потянем. Я представила, где они будут спать, как они будут жить, поговорила с домашними, сказала: “Давайте мы двух напишем. Вдруг там не будет одной девочки”. Так что у меня было заключение на двух детей.

И дальше — вопрос, где искать. В Москве это сложно, хотя я знаю людей, которые находят детей в Москве. Сначала я искала только по Москве, потом поняла, что надо расширять круг поиска.

Читайте продолжение интервью:

Как найти своего приемного ребенка?

Как “переработать” негативный опыт приемного ребенка

Приемный ребенок: адаптация в семье 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Куратор: Наталия Красовская

Источник: https://www.pravda.ru/society/1435343-suvorinova/

Я хочу усыновить ребенка, но боюсь не справиться. что мне делать? — meduza

Сложно ли усыновить ребенка
Перейти к материалам

Министерство просвещения подготовило законопроект, предлагающий ряд жестких мер по отношению к кандидатам в приемные родители и приемным семьям. Среди прочего авторы хотят ограничить количество детей в приемных семьях — до трех.

Министр просвещения Ольга Васильева, которая раньше поддерживала эту идею, заявила, что категорически против. Мы не знаем, примут в результате документ или нет, но подумали, что это хороший повод опубликовать карточки для тех, кто думает об усыновлении.

Написать их мы попросили руководителя Школы приемных родителей при Институте развития семейного устройства Дину Магнат.

Есть, и все они оговорены в законах. Существуют требования к потенциальным приемным родителям — по здоровью, доходу, отсутствию судимости по тяжелым статьям. Эти условия вполне разумны. Они не требуют от будущих приемных родителей здоровья как у космонавта и не ограничивают, как многие думают, одиноких мужчин и женщин. Подробнее об этом можно прочесть в Гражданском и Семейном кодексах.

Никто заранее не может знать точно, готов ли он к родительству. Все люди волнуются, когда готовятся стать родителями, даже если это уже далеко не первый ребенок. Увы, иногда реальность так сильно не совпадает с ожиданиями, что остается только сожалеть о принятом когда-то решении.

Хорошая новость в том, что это касается не только приемных детей, но и самых обычных — а значит, шансы справиться довольно велики, ведь в основном люди с этим справляются. Приемное родительство во многом отличается от биологического, и все-таки это в первую очередь именно родительство.

Но есть условия, о которых лучше подумать заранее.

Независимо от возраста ребенка, которого вы бы хотели принять в семью, представьте себе, что у вас появится новорожденный.

Какие ресурсы вам понадобятся в этом случае? В первую очередь это взрослый человек, который сможет почти полностью посвятить себя ребенку хотя бы на несколько месяцев. Еще нужны деньги, которые позволят эти месяцы прожить.

Нужно понять, сможете ли вы сразу наладить комфортный для вас быт. И удостовериться, что рядом есть люди, которые смогут вас поддержать, если понадобится.

Нет, это плохая идея. На первый взгляд она кажется привлекательной — многие думают, что биологический ребенок будет приемному как близнец и так будет проще. В реальности дети никогда не станут близнецами, у них будут совершенно другие отношения (пусть даже очень хорошие), чем в близнецовой паре.

Приемному ребенку нужно помочь преодолеть последствия сиротства, а всей семье — адаптироваться к нему, и это требует очень много сил само по себе. Когда у вас на руках свой младенец, а вы вынуждены отрывать от него внимание ради приемного, отношения в семье могут складываться не лучшим образом.

Лучше дорастить одного ребенка хотя бы лет до двух-трех, а уже потом брать приемного.

Было бы очень здорово, если бы такие специалисты существовали, но, к сожалению, их нет. Тем не менее, если сомнения не оставляют, будет не лишним обратиться к психологу, чтобы обсудить свои опасения. Лучше всего искать такого специалиста, который имеет опыт работы с приемными семьями.

Хорошая идея — пойти в школу приемных родителей; одна из задач ШПР — помочь слушателям понять, готовы ли они к усыновлению.

Если вы в браке, то в ШПР лучше идти обоим супругам, тогда вы сможете обсуждать между собой услышанное на занятиях, и это поможет вашей семье научиться оценивать риски и ресурсы.

https://www.youtube.com/watch?v=x6Awud1JwUQ

В интернете сейчас много форумов и тематических страниц, где общаются приемные родители и те, кто только задумался об этом. Есть группы на фейсбуке (например, «На пути к усыновлению/волонтерству.

Пошаговая инструкция»); есть региональные родительские форумы и конференции с тематическими страницами, посвященные усыновлению (Littleone.com, «Владмама» и другие).

Еще можно поискать в своем регионе ассоциацию или некоммерческую организацию, которая помогает приемным семьям, — при них часто действуют усыновительские клубы, куда приглашают всех желающих. Там проводятся семинары и обучающие программы и всегда можно найти возможность пообщаться с приемными семьями.

В Москве, например, такой работой занимается БФ «Арифметика добра», в Новосибирске есть ассоциация усыновителей «День аиста», в Екатеринбурге работает Ассоциация замещающих семей Свердловской области, в Санкт-Петербурге Ассоциация приемных родителей Санкт-Петербурга и так далее.

А еще можно пойти на сайт БФ «Измени одну жизнь» в раздел «Истории» и почитать там живые рассказы самых разных приемных семей. Тоже очень помогает.

Хорошо начать с книги Людмилы Петрановской «Минус один». Она выложена для бесплатного скачивания на сайте Института развития семейного устройства и адресована именно тем, кто только задумался о приемном родительстве.

Книга написана живым языком и рассказывает как раз о том, что волнует в этот период жизни — а справлюсь ли я, а как найти ребенка и понять, что он и есть тот самый, а что делать, если против бабушка или и вовсе — муж, а вдруг мы с ребенком друг друга не полюбим.

Книжка, кстати, будет полезна не только будущим родителям, но и бабушке с дедушкой — об их опасениях там тоже написано.

Книг о приемном родительстве великое множество. Истории российских и зарубежных усыновлений, в том числе написанные совсем недавно (как, например, книга Дианы Машковой «Если б не было тебя»). Есть художественная литература о сиротах и приемных семьях.

Все это может помочь в принятии решения, но надо помнить, что ваша история не будет похожа на те, о которых вы читали. Каждая семья уникальна, каждый ребенок особенный, и чего не стоит делать — это воображать себя героем той или другой книжки и представлять себе «такую» жизнь.

Ваша жизнь «такой» точно не будет.

Мы специально не называем книги, в которых рассказывается о психологических особенностях детей, переживших утрату семьи и имеющих опыт жизни в сиротском учреждении. Читать их в начале пути все равно что читать медицинский справочник, когда зачесалось под коленкой: очень страшно и довольно бессмысленно. Но в ШПР вам обязательно порекомендуют такую литературу и помогут в ней разобраться.

Для начала давайте подумаем, что такое «не справились».

Как мы понимаем, что «не справились» с воспитанием собственных детей, например? Что должно происходить, чтобы мы решили — все, не справились? Ребенок не получил высшее образование? Плохо учится в школе? Мы часто на него злимся? Он хулиганит, обижает других детей? Подросток курит и пробует алкоголь? В семье ссоры и ругань? Мы вообще жалеем, что решились стать родителями?

Наверное, для каждой семьи это означает что-то свое. Что мы делаем в этих случаях? Тоже нет единого для всех ответа. Кто-то пересматривает свои взгляды — да, у нас все с высшим образованием, а ребенок еле школу окончил, но образование не главное, главное, чтобы человек был хороший.

Кто-то начинает больше заниматься работой и меньше — детьми, и иногда это парадоксальным образом помогает наладить отношения с ребенком. Кто-то идет за поддержкой к психологам или в родительские сообщества.

И да, иногда бывает, что люди жалеют о принятом решении, была б их воля — отмотали бы все назад, но такой возможности нет, поэтому так и живут с сожалением.

С приемным родительством похоже.

Период адаптации семьи и ребенка друг к другу может занять довольно много времени, иногда — год или даже два; это очень трудный период, и важно в это время не делать далеко идущих выводов.

Потом, когда все друг к другу привыкли и притерлись, большинство семей чувствуют, что и им, и ребенку вместе стало жить лучше, чем было порознь. Наверное, это и есть самое важное.

Источник: https://meduza.io/cards/ya-hochu-usynovit-rebenka-no-boyus-ne-spravitsya-chto-mne-delat

усыновите.ру

Сложно ли усыновить ребенка

О “БАНДИТСКИХ» ГЕНАХ И «ДОРОГИХ» ДЕТЯХ

“Как же ты все это выдержала?” — спросила меня коллега, узнав, что я усыновила ребенка. “Что — все?” — удивилась я.

“Ну, это ж документов надо собрать кучу, очередь на ребенка выстоять, и никакой гарантии, что здорового получишь!”

Бытует мнение, что усыновить ребенка крайне сложно, что на это нужно потратить много нервов, сил и денег, а результат всегда будет отрицательным: либо ребенка подходящего не найдется, либо больного подсунут, а если не то и не другое, то выросшее чадо рано или поздно обязательно покатится по наклонной плоскости и однажды переубивает всех своих приемных родственников.

Да, истории усыновлений бывают разные. Порой и желаемого ребенка трудно подыскать, и с документами могут возникнуть проблемы, и приемные дети доставляют больше огорчений, чем радости. Но, к счастью, такие случаи скорее исключение, нежели правило. Однако мифы об усыновлении, витающие в обществе, делают свое черное дело и калечат судьбы тысяч брошенных детей.

УТВЕРЖДЕНИЕ 1. СОБИРАТЬ ДОКУМЕНТЫ МОЖНО ГОДАМИ.

Это не так. Единственный документ, который придется ждать целый месяц, — это справка об отсутствии судимости от МВД России. Эту бумажку нужно заказать в первую очередь, а пока она готовится, можно успеть собрать все остальное.

Зачастую потенциальных усыновителей пугает необходимость неделями сидеть в очередях в поликлиниках и диспансерах, рискуя заполучить проблемы на работе. На самом деле не все так страшно: в список врачей входят терапевт, инфекционист, дерматовенеролог, фтизиатр, невропатолог, онколог, психиатр и нарколог.

Много? Не пугайтесь! Главное — правильно организовать процесс. Прежде всего сходите к инфекционисту, который возьмет необходимые анализы. Они будут готовиться около недели, и за это время можно пройти других эскулапов.

Сразу же сделайте свежую флюорографию, чтобы в тубдиспансере вас не “завернули”. Итак, день первый: инфекционист и флюорография, после них — онколог и терапевт (они тоже могут назначить анализы, поэтому лучше пройти их сразу же), а также КВД.

Осталось время — в тот же день идите к невропатологу и в нарко- и психдиспансеры, там никаких анализов сдавать не надо.

После получения всех резолюций остается посетить главврача районной поликлиники, который поставит на бланке свою гербовую печать.

Остальные необходимые документы — это краткая автобиография, справка с места работы с указанием должности и заработной платы, копия финансового лицевого счета и выписка из домовой книги с места жительства, а также копия свидетельства о браке, если будущий усыновитель в нем состоит.

С этим “джентльменским набором” можно идти в опеку. Специалисты примут документы и назначат дату обследования вашей квартиры. В декабре 2004 года был принят закон, смягчающий требования к жилью. Теперь ребенку просто должно быть обеспечено отдельное место, где он будет спать, играть или делать уроки. В течение 15 рабочих дней вам обязаны дать ответ, можете ли вы быть усыновителем.

Комментирует юрист Ольга Митирева:

— Заказать справку об отсутствии судимости можно как через местное отделение милиции, так и через УВД субъекта РФ (например, москвичи заказывают ее в ГУВД Москвы). Причем в УВД вы получите документ гораздо быстрее.

Справка о доходах может быть дана в свободной форме, ее можно также заменить копией налоговой декларации о доходах за последний год. Необходимый доход должен быть равен прожиточному минимуму, помноженному на количество членов семьи усыновителя — включая будущего ребенка.

Иногда органы опеки просят предоставить еще и характеристику от работодателя. Конечно, это отступление от норм закона, но выполнить эту просьбу несложно, тем более что вы можете не раскрывать истинной цели получения подобной характеристики (например, сослаться на то, что ее требует банк для получения кредита).

УТВЕРЖДЕНИЕ 2. В ДЕТДОМАХ ВСЕ ДЕТИ — БОЛЬНЫЕ.

Конечно, нездоровых детей в этих заведениях очень много. По сути, все они имеют какие-либо диагнозы.

Впрочем, попробуйте найти абсолютно здорового “домашнего” ребенка — вряд ли получится. Самый распространенный диагноз, который “лепят” всем детдомовским детям без разбора, это ЗПРР (задержка психо-речевого развития) и ЗПМР (задержка психо-моторного развития).

Честно говоря, “государственному” ребенку, будь он даже гением, вряд ли удастся избежать этого диагноза — в детских домах с детьми занимаются слишком мало.

Моя собственная приемная дочь не была исключением — когда мы впервые увидели девочку, она не могла выговорить даже свое коротенькое имя, хотя ей было уже три года. Задержки в развитии чаще всего лечатся всего лишь заботой и любовью новых родителей.

Так случилось и с моей малышкой: сейчас она ходит в детский сад, хорошо успевает на занятиях и ничем не отличается от остальных детей своей группы, которые (так уж получилось) старше нее почти на год.

В медкартах детдомовских детей много и других диагнозов.

Какие-то из них действительно неизлечимы, но большинство могут исчезнуть практически без последствий — если за здоровье малыша берутся заботливые мама и папа.

А бывает и так, как случилось с одной моей знакомой: она взяла под опеку годовалого ребенка с диагнозом ДЦП, а потом выяснилось, что дело всего лишь в медицинской и социальной запущенности.

Кстати, прежде чем усыновлять малыша, будущие родители имеют право провести независимое медобследование, чтобы убедиться, что у него нет серьезных заболеваний.

Для справки: o медицинском освидетельствовании детей, передаваемых на воспитание в семью

УТВЕРЖДЕНИЕ 3. НА УСЫНОВЛЕНИЕ – ОГРОМНЫЕ ОЧЕРЕДИ. ПОДХОДЯЩЕГО РЕБЕНКА МОЖНО ЖДАТЬ ГОДАМИ.

Брошенных ребятишек, увы, гораздо больше, чем людей, желающих стать приемными родителями, поэтому говорить об очередях на детей не приходится.

Но, разумеется, если будущие усыновители хотят, например, абсолютно здорового новорожденного ребенка с золотистыми волосами и голубыми глазами, то их шансы резко понижаются. Чем меньше требований к будущему ребенку — тем скорее вы станете мамой и папой.

Сам процесс поиска ребенка у всех происходит по-разному. Бывает, что будущим родителям приходится просмотреть десятки анкет и не раз съездить на “смотрины” в детский дом, прежде чем “екнет” сердце.

А иногда усыновители, считающие, что детей не выбирают, берут первого ребенка, которого им предложат, и потом не представляют своей жизни без этого маленького человечка. У меня получилось именно так.

Первый же ребенок, которого мне предложили, стал моим — моей доченькой, моей шустрой, непослушной девочкой… Еще случается, что родители ищут, к примеру, годовалого сероглазого мальчика, а потом знакомятся с четырехлетней кареглазой девочкой и понимают: это — ОНА!

Для справки: Федеральный банк данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей. Поиск ребенка.

УТВЕРЖДЕНИЕ 4. УСЫНОВЛЕНИЕ – ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ.

Неправда! Все процедуры получения заключения о возможности быть усыновителем бесплатны, разве что на практике за прохождение осмотров у некоторых специалистов медучреждение может потребовать плату, т.к. в программу ОМС (обязательного медицинского страхования) это обследование не включено — оно проводится по инициативе кандидата, а не в силу болезни или регулярной диспансеризации.

Госпошлина за подачу заявления об усыновлении в суд не взимается.

Другое дело, что в любом случае затраты неизбежны, ведь нужно будет купить для ребенка мебель, одежду, игрушки.

Для справки: ст. 126.1 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает недопустимость посреднической деятельности по усыновлению детей. То есть не допускается любая деятельность других лиц в целях подбора и передачи детей на усыновление от имени и в интересах лиц, желающих усыновить детей.

При этом не является посреднической деятельностью по усыновлению детей деятельность органов опеки и попечительства и органов исполнительной власти по выполнению возложенных на них обязанностей по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, а также деятельность специально уполномоченных иностранными государствами органов или организаций по усыновлению детей, которая осуществляется на территории Российской Федерации в силу международного договора Российской Федерации или на основе принципа взаимности. Органы и организации, указанные в настоящем пункте, не могут преследовать в своей деятельности коммерческие цели(полный текст Семейного кодекса Российской Федерации доступен по адресу http://www.7ya.ru/pub/babylaw/)

УТВЕРЖДЕНИЕ 5. КАК ТОЛЬКО РЕБЕНОК ПОПАДЕТ ДОМОЙ, НАСТУПИТ ВСЕЛЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ.

Бывает и так. Но в большинстве случаев “притирка” ребенка к новой жизни неизбежна. Глядя на мордашки брошенных малышей, хочется забрать их всех. Это называется “жалость”. И этого слишком мало для того, чтобы усыновить ребенка.

На одной жалости далеко не уедешь, ибо она проходит, как только малыш попадает домой.

А там начинаются трудности адаптации, и, если новоявленные мамы и папы не готовы к ним, дело может кончиться возвратом малыша в детдом — новой травмой для маленького человечка. Я видела таких детей.

Поверьте, то, что происходит с ними после возврата, — страшно…

Почему-то никто не говорит о том, что ждет семью, когда приемный ребенок перешагнет порог своего нового дома. Он не умеет жить так, как привыкли жить мы. Он не знает, как нужно общаться с домочадцами, он не обучен послушанию, он не может понять элементарных бытовых вещей. Через адаптацию проходят 90% усыновителей. И нужно знать: эта проблема — дело времени.

Комментирует психолог Наталья Махмудова:

— Ребенок, который воспитывался в детском доме, — особенный. Нужно понимать, что за свою коротенькую жизнь ему пришлось пережить столько, сколько не выпадает на долю иного взрослого. Поэтому с таким ребенком нужно прежде всего общаться на равных. Не жалеть его, не сюсюкать, не кричать, а воспринимать как личность.

Важно узнать, в какой атмосфере он рос в детском доме, как обращались с ним воспитатели. Ну и, конечно, понимать, что в семье жизнь ребенка радикально меняется, и он не сразу может привыкнуть к новым условиям. Он привык к правилам детского дома и автоматически переносит их в свою новую жизнь.

Детдомовцы совершенно иначе реагируют на взрослых, нежели “домашние”. Они будут изо всех сил стараться обратить на себя внимание — стоять на ушах, драться, кусаться, грубить.

Я бы советовала таких детей чаще хвалить за любой хороший поступок, чтобы они поняли: внимание можно получить, совершая и хорошие дела, и тогда оно гораздо приятнее.

У приемных детей часто возникают сложности в отношениях с детьми в детском саду или школе. Если родители не хранят тайну усыновления, то лучше всего просто побеседовать с мамами и папами других детей, объяснить им, что этот ребенок пока не такой, как все, он еще не имеет представления о самых элементарных вещах. Не потому, что плохой, просто его никто этому не учил.

УТВЕРЖДЕНИЕ 6. У ДЕТДОМОВЦЕВ – «ГНИЛЫЕ» ГЕНЫ.

“Я была совершенно не готова к вопросам, которые начали задавать мне окружающие после того, как я взяла из детского дома ребенка, — жалуется Мария, приемная мама пятилетней Лизы.

— Меня спрашивали: “Кто ее родители? Вдруг она вырастет и начнет воровать, пить?” Если я отвечу правду и скажу, что об отце моей приемной дочери ничего неизвестно, а мать сидит в тюрьме за убийство, дочка станет изгоем.

Поэтому приходится напропалую врать про “наших” биологических родителей”.

Вопрос о генах вызывает массу споров. Многие полагают, что дети асоциальных элементов, коих в детдомах большинство, неминуемо рано или поздно встанут на кривую дорожку, ибо “яблоко от яблоньки недалеко падает”.

Боязнь, что пороки родителей передадутся детям, останавливает многих. Страшилки звучат со всех сторон — “вот усыновили, а он вырос и пьет запоями”, “взяли девку из детдома, а она воровать начала”. Но ведь, покопавшись среди знакомых и друзей, вы обязательно найдете семьи с похожими историями, хотя дети там родные, а не приемные…

Комментирует специалист по семейному устройству детей Галина Красницкая:

— В нашем сознании путаются такие понятия, как генетика и врожденность, а это разные вещи. Гены передают прежде всего внешний облик — строение фигуры, рост, цвет глаз и так далее. Через гены передаются и некоторые заболевания, но их не так много.

А вот из-за неправильного поведения женщины во время беременности у ребенка могут возникнуть врожденные дефекты. Например, мать пьет. Конечно, это создает неблагоприятные условия для развития плода. Но очень часто у мамашек-алкоголичек рождаются и здоровые дети.

Как такое возможно? Ученые утверждают, что лишь определенные временные периоды опасны для плода, и если в это время мать употребляла алкоголь, то у ребенка могут появиться так называемые признаки алкогольной фетопатии.

Их видно сразу: это маленькое лицо, специфическая складка век, узкие глаза, укороченная верхняя губа. Все это возникает не из-за генов, а в результате тех условий, которые сформировали плод.

Если мать плохо питалась во время беременности, если ребенок был нежеланным и она хотела от него избавиться, то малыш будет расти слабеньким. Но такие дети быстро преображаются у хороших родителей, которые заботятся об их здоровье и развитии. Что же касается пресловутого “гена алкоголизма”, которого все так боятся, то его существование до сих пор не доказано.

А уж разговоры о “генах преступности” — это просто полнейшая глупость! Нет ни “гена воровства”, ни “гена бродяжничества”, ни “гена проституции”. Если ребенок пошел не той дорожкой — значит, родители что-то упустили, он вращался в неблагоприятной среде. Ведь среда, в которой растет малыш, даже важнее, чем воспитание, поскольку, подрастая, он все больше времени проводит среди сверстников.

В последнее время дети из благополучных семей очень часто встают на скользкую дорожку. Потому что родителям некогда, они мало уделяют им внимания. Кстати, большое влияние на формирование личности детей сейчас оказывают СМИ, где постоянно рассказывают о наркоманах, гомосексуалистах, алкоголиках, проститутках, бандитах. Ребенок впитывает всю эту грязь, и гены здесь совершенно ни при чем.

Нина Адамович

Источник: по материалам МК от 11.11.2007

Для справки:

Источник: http://www.usynovite.ru/massmedia/708e11673L.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.