Слабая сторона договора

Как защитить интересы слабой стороны договора

Слабая сторона договора

В первом же пункте первой же статьи ГК РФ говорится о равенстве участников гражданских отношений. Вот только на практике такое равенство едва ли достижимо.

Более сильная сторона договора (например, компания, занимающая доминирующее положение на рынке, или просто более опытный субъект) зачастую навязывает слабому контрагенту свои условия.

Зная о подобных прецедентах, законодатель предусмотрел специальный механизм защиты более слабой стороны, который позволяет ей расторгнуть или изменить несправедливое соглашение. Расскажем, как слабая сторона может отстоять свои интересы.

Несмотря на то что в нашей стране провозглашен принцип равенства участников гражданского оборота, на практике они часто сталкиваются с тем, что контрагенты навязывают им условия договоров, используя свое положение на рынке.

Говоря языком закона, они попросту используют неравенство переговорных возможностей, не позволяя другой стороне изменить предлагаемые условия сделки.

В погоне за извлечением выгоды такие компании не задумываются о том, что это весьма негативно сказывается на слабом контрагенте, которому приходится либо принимать невыгодные условия, либо вовсе прекращать свою деятельность из-за отсутствия альтернативных контрагентов.

Подобная несправедливость не могла остаться незамеченной законодателем. Поэтому в ГК РФ установлен механизм для борьбы с такого рода злоупотреблениями. Выясним, как закон защищает слабую сторону и как доказать неравенство переговорных возможностей.

Норма новая, старые правила

Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступивший в силу 1 июня 2015 г., существенно изменил ст. 428 «Договор присоединения» ГК РФ. В новой редакции сфера применения данной статьи была расширена. Прежде п.

3 этой статьи фактически блокировал ее применение в предпринимательских отношениях. Теперь же положения ст. 428 ГК РФ стали распространяться на все случаи, когда условия договора определены одной из сторон, а контрагенту из-за неравенства переговорных возможностей трудно изменить редакцию договора.

Конечно, борьба с несправедливыми переговорными условиями ведется в первую очередь «на полях» договоров присоединения. Однако и в сделках, которые согласовываются индивидуально, сторона зачастую использует имеющееся неравенство.

Надо сказать, что новые положения ст. 428 ГК РФ не являются революционными. На возможность применения норм о договорах присоединения к отношениям, в которых одна из сторон является слабой, указывал еще Пленум ВАС РФ в постановлении от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 16).

Фрагмент документа

Абзац 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 16

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Таким образом, изменения, внесенные в п. 3 ст. 428 ГК РФ, попросту законодательно закрепили подход, сформированный и успешно применяемый судами. А раз так, то вся практика, сформировавшаяся с появлением Постановления Пленума ВАС РФ № 16, сохраняет актуальность и после обновления п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Кто является слабой стороной договора?

Впервые вопрос о слабой стороне договора был затронут в постановлении КС РФ от 23.02.1999 № 4-П.

В нем суд указал, что «граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин, как экономически слабая сторона в этих правоотношениях, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков».

Такая позиция была крайне необходима, поскольку на практике банки часто злоупотребляли своими возможностями в отношении заведомо слабых потребителей, предлагая им такие условия, от которых те не имели возможности отказаться.

В дальнейшем понятие слабой стороны было отражено в Постановлении Пленума ВАС РФ № 16. В соответствии с ним слабой является сторона договора, которой затруднительно согласовать изменение договорных условий, предложенных контрагентом. Таким образом, Пленум ВАС РФ фактически связал понятия слабой стороны договора и неравенства переговорных возможностей.

Несмотря на всю очевидность, такая формулировка была неоднозначно воспринята многими юристами, поскольку в ней нет конкретики. Пленум ВАС РФ не привел даже приблизительного перечня факторов, которые свидетельствовали бы о неравенстве переговорных возможностей.

С одной стороны, это дает судам определенную свободу и позволяет учитывать все возможные факторы, свидетельствующие о неравенстве переговорных возможностей. С другой стороны, разное субъективное восприятие судами положения контрагентов может серьезно повлиять на результат разрешения спора.

Хотя бы примерный перечень факторов, влияющих на неравенство сторон, мог дать судам определенный ориентир.

Вместе с тем одно неоспоримое достоинство в позиции Пленума ВАС РФ точно есть. Если КС РФ встал на защиту гражданина в отношениях с предпринимателем, то высшие арбитры пошли дальше.

Они защитили уже самого предпринимателя в отношениях с другим предпринимателем. И это вполне оправданно, ведь среди предпринимательского сообщества существует разделение по уровню влияния и значимости.

Фактически это подтвердил и законодатель, изменив п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Признаки силы

На практике о неравенстве переговорных возможностей свидетельствуют различные факторы. Например, положение на рынке, профессионализм, авторитет, информационное превосходство.

Этот перечень не является исчерпывающим, и в каждом конкретном случае любой другой фактор может оказаться решающим.

Мы же выделим самые распространенные критерии, по которым можно определить, что перед вами сильная сторона.

Профессионализм

Если спросить у обычного гражданина или предпринимателя, в какой ситуации он испытывает на себе неравенство переговорных возможностей, то он, скорее всего, скажет, что при заключении договоров с кредитными организациями.

И это не удивительно, ведь кредитная организация профессионально занимается банковскими сделками, а коммерсант-непрофессионал прибегает к ним лишь время от времени.

Поэтому контрагент банка, как правило, не имеет необходимых знаний и возможностей для того, чтобы торговаться по поводу условий договора.

Если обратиться к практике, то можно увидеть, что самыми первыми под судебный контроль попали именно сделки с участием банков. Причем чем сложнее сделка, тем большую ответственность закон возлагает на банки. В этом плане показательно постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.09.

2016 по делу № А40-168599/2015, в котором суд сделал вывод о том, что банк навязал компании условия своп-договора. В качестве обоснования суд указал, что ранее слабая сторона (компания) подобных договоров не заключала, а для банка это – обычная операция.

Поэтому банк как профессиональная и информированная сторона должен был как минимум разъяснить слабой стороне суть условий заключенного договора.

Более того, суд дал оценку тому, что истец не обладал достаточными познаниями в сфере работы с производными финансовыми инструментами и не заключал сделки на биржевом или внебиржевом финансовых рынках. Отсюда вывод: опыт заключения аналогичных сделок может послужить основанием для отказа в признании стороны слабой.

Помимо этого, об уровне профессионализма может свидетельствовать и период предпринимательской деятельности лица.

Так, например, Восьмой арбитражный апелляционный суд указал, что уровень профессионализма истца (зарегистрирован в качестве предпринимателя 4 февраля 2015 г.

) в сфере предпринимательской деятельности существенно ниже, чем уровень ответчика (зарегистрирован в качестве юридического лица 24 ноября 2003 г.). С учетом этого обстоятельства истец был признан слабой стороной (постановление от 18.01.2016 по делу № А46-6695/2015).

Таким образом, взаимодействие профессионала и непрофессионала может свидетельствовать о неравенстве переговорных возможностей. Причем критерии оценки профессионализма могут быть самыми разными.

Низкий уровень конкуренции

В практике арбитражных судов постепенно формируется подход, в соответствии с которым у лица, занимающего доминирующее положение на рынке, презюмируется возможность навязывать контрагенту любые условия (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2016 по делу № А50-4289/2016).

Источник: https://delo-press.ru/journals/law/dogovornye-otnosheniya/46762-kak-zashchitit-interesy-slaboy-storony-dogovora/

Несправедливые условия договора. Когда суд их аннулирует? – INTEGRITES

Слабая сторона договора

Сильная сторона договора часто навязывает обременительные условия своим контрагентам, которые не обладают реальным выбором. Такое поведение, как правило, формально не противоречит правовым нормам, однако является несправедливым.

ВАС в постановлении Пленума от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление ВАС № 16), а затем и законодатель в ст. 428 ГК разработали действенные правила защиты слабой стороны договора от навязывания ей несправедливых условий. Рассмотрим, как суды применяют данные нормы на практике.

Какие условия договора считаются несправедливыми

Несправедливыми принято считать формально законные, но явно обременительные для одной из сторон и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон условия договора. Вместе с тем, одно и то же условие, исходя из характеристики контрагентов и фактических обстоятельств дела, можно считать несправедливым и наоборот.

Субъективный характер данной категории предполагает пристальную оценку судом всех обстоятельств дела, а также детальный анализ спорного условия в контексте всех положений договора.

Статья 428 ГК называет следующие явно обременительные условия для одной из сторон договора:

✓исключение или ограничение ответственности другой стороны за нарушение обязательств;

✓лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида.

В целом условие будет явно обременительным тогда, когда сторона договора, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы его при наличии возможности участвовать в определении условий договора.

Пример из практики. Хранитель потребовал через суд взыскать с поклажедателя 13,8 млн руб. платы за хранение угля.

Суд первой инстанции указал, что плата за хранение превышает рыночную стоимость поклажи более чем в семь раз, а это свидетельствует о неразумности требований истца и наличии в его действиях злоупотребления правом. Удовлетворяя иск частично, суд определил рыночную стоимость услуг по хранению угля, исходя из условий договора истца с другим поклажедателем.

Апелляция согласилась с выводом первой инстанции о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом с учетом разъяснений Постановления ВАС № 16.

По мнению суда, истец не опроверг доводы ответчика об отсутствии у него реальной возможности заключить договор хранения угля с иным лицом и определения в договоре иной стоимости услуг по хранению.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.01.2015 по делу № А27-15903/2013)

Когда сторона договора признается слабой

Слабой стороной договора является лицо, находящееся в условиях неравенства переговорных возможностей и вынужденное присоединиться к предложенным условиям.

Помимо этого в ходе судебного разбирательства суд устанавливает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. (п. 10 Постановления ВАС № 16)

Исходя из этого, важное значение имеет доказывание неравенства переговорных возможностей. Именно это свидетельствует о наличии слабой стороны и навязывании ей явно обременительных условий, что говорит о злоупотреблении правом и недобросовестности сильной стороны.

Неравенство переговорных возможностей свидетельствует об отсутствие реальной возможности согласовать иные условия договора, участвовать в его формировании. В подтверждение этих обстоятельств слабая сторона договора должна представить соответствующие доказательства.

При этом стоить учитывать, что суды предъявляют достаточно высокие требования к доказыванию, учитывая принцип свободы договора и то, что сторонами спора являются предприниматели.

Доказательством предпринимаемых попыток изменить содержание условия, предложенного контрагентом, могут стать протоколы разногласий при заключении договора и предшествующая заключению договора переписка сторон.

Примеры из практики.

Суд отказал в требовании изменить условие договора субаренды, поскольку истец (сторона, считающая себя слабой) не представил доказательств явного неравенства переговорных возможностей и отсутствия возможности заключить договор на иных условиях, отличных от указанных в договоре. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.10.2016 по делу № А27-26177/2015)

Источник: https://www.integrites.com/ru/publications/nespravedlivye-usloviya-dogovora-kogda-sud-ix-annuliruet/

Некоторые вопросы защиты слабой стороны в гражданском правоотношении по проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации

Слабая сторона договора

Автором анализируются недавно вступившие в силу, а также подготовленные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации с точки зрения защиты слабой стороны в договоре. Отдельно рассматриваются два направления указанного вопроса: создание дополнительных возможностей для суда (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов защиты слабой стороны.

Ключевые слова:слабая сторона, изменения ГК РФ, принцип добросовестности.

На сегодняшний день вопросы, связанные с защитой слабой стороны в гражданском правоотношении, являются особенно актуальными как в теории, так и на практике.

Это обусловлено тем, что гражданское право должно создавать условия для эффективного развития экономики, конкуренции, что невозможно без защиты субъектов, которые в силу определённых объективных причин оказываются в невыгодном положении по сравнению с контрагентом.

В этом плане значимыми являются такие проблемы: кто является слабой стороной, какими способами и в каких правоотношениях ее нужно защищать.

Слабой стороной в обязательстве является та, которая имеет меньше возможностей (ресурсного, экономического, организационного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав в сравнении с контрагентом [7, с. 82–101]. То есть сильная сторона — это та, которая имеет возможность навязывать свои условия другим лицам, создавать для себя какие-либо преимущества и т. п. Это может быть, например, государство, организация, обладающая доминирующим положением на рынке.

Очевидно, что законодательная поддержка слабой стороны — актуальная задача развития современного гражданского права. Справедливо замечание Е. В.

 Вавилина о том, что «в нормативно-правовых актах быть заложены механизмы осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны» [7, с. 85–86].

Указанная задача находит своё отражение и в проекте изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [3].

Следует отметить, что защита слабой стороны в гражданском правоотношении может осуществляться не только законодателем, но и судом. Так, на практике не раз встречались случаи, когда суд защищал слабую сторону, применяя общие положения ГК РФ, например, принцип недопустимости злоупотребления правом.

В частности, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении указал, что осуществление предприятием права на отказ от договора поставки энергоресурсов… может привести к нарушению прав общества как экономически болееслабойстороны (выделено нами — А.В.

) в правоотношениях из публичного договора теплоснабжения, а потому не могут быть признаны правомерными с точки зрения п. 1 ст. 10 ГК РФ [4].

После принятия Федерального закона от 30.12.2012 № 302-ФЗ [1] важнейшим инструментом защиты слабой стороны в гражданском правоотношении стал принцип добросовестности. В соответствии с новой редакцией ст.

1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Надо сказать, что чётких критериев добросовестности закон не называет. Это и понятно, т. к. указанная категория относится к числу оценочных, включает в себя элемент субъективного восприятия того или иного действия (бездействия) [8, с. 316]. Думается, что критерии нового принципа гражданского права должны быть выработаны судебной практикой.

Тем не менее, очевидно, что недобросовестными будут, в частности, такие действия, которые направлены на существенное ограничение прав слабой стороны: навязывание контрагенту невыгодных условий в том случае, если последний не может отказаться от заключения договора, непредоставление полной достоверной информации о предмете сделки и т. п.

Несомненно, особую роль при защите слабой стороны в конкретных видах гражданских правоотношений играют те правовые механизмы, которые установлены в законе.

Особым примером договора с участием слабой стороны является договор присоединения. Конструкция ст. 428 ГК РФ позволяет считать, что, по замыслу законодателя, слабой стороной выступает та сторона, которая принимает стандартные условия договора в целом [9, с. 39–40].

Но действующий ГК РФ не считает должным признавать в качестве слабой стороны в договоре присоединения лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, т. к.

сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не может расторгнуть договор, если знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

Думается, что положение Концепции о развитии гражданского законодательства Российской Федерации [2] об исключении последнего правила из Кодекса выглядит уместным и правильным. Подчеркивается, что подобное изменение будет упреждающим образом воздействовать на сильную сторону, навязывающую выгодные для нее условия посредством использования конструкции договора присоединения.

Более того, на защиту субъекта бизнеса как слабой стороны в договоре направлено и новое предложение по поводу редакции п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Теперь правила о договоре присоединения будут применяться и тогда, когда при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Новая редакция ст. 428 ГК РФ должна способствовать усилению положения бизнеса в некоторых правоотношениях. Речь идет, например, о договорах с кредитными организациями.

Нередко банк, как более сильная сторона, навязывает контрагенту невыгодные для него условия кредитного договора, договора лизинга и т. п. Думается, очень важно создать правовой механизм, который уменьшил бы такую возможность кредитной организации.

Изменение норм о договоре присоединения — важный шаг в этом направлении.

Ещё одним примером гражданско-правового соглашения, в котором одна сторона может оказывать влияние на другую, является публичный договор (ст. 426 ГК РФ). В данном случае законодатель защищает слабую сторону, т. е. ту, которая обращается к коммерческой организации, которая не может оказывать кому-либо предпочтение в отношении заключения подобного договора.

Проект ГК РФ предлагает заменить в ст. 426 ГК РФ указание на одну из сторон публичного договора: «лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью» вместо «коммерческая организация».

Это правильное изменение, продиктованное потребностями деловой практики и, в том числе направленное на защиту слабой стороны.

К примеру, оказание платных образовательных и медицинских услуг соответствующими некоммерческими организациями не подпадало под действие данной статьи. Т.о. данные организации могли отказаться от заключения договора.

Некоторые изменения предлагается внести и в часть вторую ГК РФ. Так, на уровне Кодекса будет закреплена особая разновидность кредитного договора — «потребительский кредит» (ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ).

Указанное соглашение заключается между гражданином и кредитной организацией, которая объективно является более сильным субъектом рассматриваемого правоотношения в силу своих экономических, организационных, информационных возможностей.

Именно поэтому закон должен предоставлять гражданам особые права, увеличивая, тем самым, обязанности их контрагентов.

До заключения договора потребительского кредита банки будут обязаны уведомлять потребителей обо всех обстоятельствах, влияющих на стоимость кредита: о порядке, сроках и условиях предоставления кредита, размере процентов за пользование кредитом, об иных платежах по договору, о графике платежей по договору, последствиях его несоблюдения заемщиком и др. (п. 2 ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ). Если кредитор не исполнит обязанность по информированию заемщика, гражданин вправе отказаться от договора потребительского кредита путем возврата суммы кредита.

Особо отмечается, что в части, не урегулированной ГК РФ, отношения по договору потребительского кредита регулируются законом о потребительском кредите и законодательством о защите прав потребителей. Отметим, что закон о потребительском кредите до сих пор не принят, что негативно сказывается на защите граждан как участников подобных соглашений.

Одним из наиболее актуальных вопросов, касающихся изменений обязательственного права, является вопрос о необходимости введения общей диспозитивности договорного права. Так, например, Д. И. Степанов отстаивает необходимость законодательного закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права.

При этом императивные нормы предлагается специально обозначать каждый раз в законе, а также предоставить право судам выявлять императивные положения договорного права [10, с. 6–59]. Не вдаваясь в суть указанной дискуссии, отметим следующее.

Совершенно справедливо указано в литературе, что одной из тенденций развития системы источников гражданского права является ориентация императивных норм на защиту более слабой стороны в правоотношении [6, с. 21].

Как отмечалось в литературе, слабой стороной может быть не только гражданин-потребитель, но и субъект бизнеса (например, в таких договорах, как контрактация, лизинг и многие другие) [5, с. 55–58]. Т.о. безграничное, необдуманное расширение диспозитивности негативно скажется на защите слабой стороны. Поэтому при решении вопроса о закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права нужно быть очень аккуратным.

Изменения ГК РФ продиктованы в большей части судебной практикой. Именно поэтому в проекте изменений ГК РФ прослеживается тенденция к защите слабой стороны в гражданском правоотношении.

Указанная тенденция имеет два направления: создание дополнительных возможностей для суда при защите слабой стороны (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны.

Литература:

1.                  Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3, 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». СЗ РФ 31.12.2012, № 53 (ч. 1), ст. 7627.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/112/4196/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.